Предстоятель УПЦ: Мы должны Богу доверять полностью, а к себе и своим желаниям всегда с недоверием относиться

Отправлено 9 дек. 2016 г., 5:33 пользователем Вадим Разумов   [ обновлено 9 дек. 2016 г., 5:34 ]
– Расскажите, пожалуйста, что вы переживали во время своего монашеского пострига.
– Это было — как новое крещение. Вроде постриг – такое действие: взяли ножницы, остригли волосы, почитал свои обеты, прочитали молитвы надо мной, но было ощущение обновления души, как будто я стал другим человеком. Как это случилось – я себе не могу объяснить как-то логически, но я почувствовал себя другим человеком, совершенно другим человеком.
– Что делать, когда теряется вдохновение в монашеской жизни?
– Когда человек поступает в монастырь, как правило, это идет по вдохновению от Святого Духа. Это не является заслугой нашей природы, это просто Божественная благодать призывает человека в монастырь. Обязательно во время его монашеского подвига это вдохновение отступает от него. Это Господь делает для человека, потому что он хочет, чтобы мы показали свое усилие. Если нас благодать Святого Духа несет все время, то наших заслуг там никаких нет.
Когда Господь прячется от нас, не отступает, а просто прячется от нас, если это вдохновение у человека пропадает, человек должен показать свои добрые усилия. Он должен себя заставлять, он должен себя нудить. У него это получается очень плохо.
Когда благодать Божья присутствует в его жизни, у него всё красиво, всё стройно, а когда отступает, одними человеческими усилиями, самопринуждением, выходит всё коряво, косо, криво. Но Бог любит это наше кривое и косое усилие, потому что это есть наша жертва Богу, это личная жертва Богу. Этот период обязательно человек должен проходить и пройти. У разных монахов эти периоды бывают разные, но они обязательно есть.
Тут не надо бояться, не надо паниковать. Теряется чувство, теплота молитвы, чувство духовной радости и надежда теряется, всё теряется, но это нужно проходить, тут нужно себя заставлять. Все равно надо читать, все равно надо молиться, хоть не хочется, но все равно надо себя заставлять молиться – всё это проходит. Уже работать не по чувствам, не по своим помышлениям и состояниям, а работать, смотря на Божий Закон, смотря на святых отцов, которые трудились всю жизнь. Они являются для нас примером, так и мы должны идти вперед.
– В чем вы находите вдохновение, и кто для вас является примером в духовной жизни?
– Молитва. Молитва – это дыхание души. Если дышит душа, значит, она жива, и она хочет трудиться и трудится. Если молитвой не кормить себя, то, конечно, тогда тяжело человеку.
Архимандрит Кирилл Павлов – это образец настоящей монашеской жизни, который постоянно пребывает в молитве, он сейчас живой, правда, немощный очень. Всю жизнь он молился, и с людьми занимался, такой подвиг совершал. Тут не было миссионерства в чистом виде. К нему приходили разные люди — те, которые имели какие-то внутренние вопросы и проблемы, с внешними проблемами, но он все решал. Это большой молитвенник, и он является для меня примером.
– Сейчас многие ориентируются на греческое монашество. Возможно ли возрождение русских монашеских традиций?
– Я думаю, можно поучиться многому от Афонских монастырей. Но как-то история уже так сама расставила акценты, что кристаллизовалось русское монашество, то есть монашество, которое удобовосприемлемо для людей, которые живут на Руси – в этой климатической зоне, в этих условиях. Что-то внешнее – и характер, и натура, и внешние условия послужили тому, что образовалось русское монашество. Потому что оно более для нас близкое, и его нужно возрождать. А что-то полезное можно брать и оттуда, конечно, это несомненно, чтобы учиться чему-то.
– Что особенно важно для монаха в настоящее время?
– Для всех монахов очень важно себя укорять и учиться молиться. Если человек это приобретет – то это станет таким мечом, которым он посечёт многие плевелы и борения от тех неприятелей, которые восстают против человека.
– Как бороться с помыслами, направленными против людей?
– Против помыслов два средства – это молитва и самоукорение. Нужно молиться и себя упрекать и укорять в том, что я думаю про того-то, что он такой-сякой. А это не правда, если бы я не был сам плохим, я бы никогда такой ярлык не пришил ближнему.
Если я пришиваю ярлык, что тот блудник, значит, я блудник. Если я пришиваю ярлык, что он пьяница, значит, я пьяница, если он вор – значит, я вор. Поэтому раз я плохо думаю о нем, значит, я такой точно. Он такой или нет, еще Бог знает, мы не знаем об этом Возможно, это просто на него клевещут мои помыслы, но я тогда точно такой. Поэтому надо себя укорять, убеждать и молиться, молитвой отгонять от себя эти помыслы.
– Как преодолевать искушения, исходящие от людей?
– Или от людей, или от темных духов, или от нас самих исходят брани против нас. Все эти брани попускаются Богом. Если Бог попустил кому-то поносить нас, то надо это принять и смотреть на Бога, а не на человека.
Он попустил, значит, хочет, чтобы мы смирились, поэтому нужно смириться, и если назвали меня вором, сказать: «Может, я не крал, но я хуже вора». Может, я не делал, такое бывает, того, что приписывают мне: «Да, я этого не делал, но я хуже того, который это делает», – себя укорять надо. Тогда эти брани сыграют ту роль, которую они должны сыграть для духовного развития человека. Если мы будем озлобляться, негодовать, осуждать – мы будем себя еще и сами ранить, сами себе наносить язвы.
– Вы знаете, как-то тяжело эту напраслину иногда переносить от самых ближних…
– Да, это правда. Это правда, но и это нужно тоже. И перед ближним нужно смиряться тоже. Это тяжелее, но надо смиряться.
– Как правильно делать замечания?
– Надо делать замечания, если человек находится на послушании, но в этом тоже должна быть мера. Бывает, что кто-то падает на одно и то же колено сто раз в день, и нельзя тому человеку сто раз делать замечание.
Тут должна быть мудрость, чутье какое-то, чтобы эти замечания были не надоедливые для человека, чтобы они не опротивели ему. Если так, тогда оно приносит положительные плоды. Если это постоянно, можно справедливо сказать: «Что ты говоришь много?» Только замолчал, и опять начал – ты ему опять «замолчи», а потом еще раз «замолчи».
Бывают словоохотливые люди. Такой человек не может замолчать, у него язык, как ветряк на буре. Ты ему «молчи», а он озлобится и начинает тебе назло еще говорить больше. Поэтому тут должно быть какое-то внутреннее чутье, сколько и когда человеку сделать замечаний. Обязательно замечания должны быть сопровождены с любовью, то есть спокойно, мирно, с любовью. Он должен почувствовать, что ты не хочешь укорить его, а хочешь помочь человеку как-то сделать себя лучше.
– Как человеку сохранять душевный мир и трезвость в современном потоке информации?
– Очень много информации обрушивается на человека, в этой информации есть что-то положительное, но больше отрицательного. Иногда человек, в силу своего положения, какого-то послушания, должен с чем-то знакомиться, какую-то информацию через себя пропускать. Некоторые из любопытства стараются все пропустить через себя. Конечно, это очень сильно расстраивает человека. Чистый человек пропустил через себя порцию грязи, она все равно остается где-то на стенках человеческой души.
Для того чтобы себя обезопасить от этого влияния информации, насколько это можно для человека, нужно в себе образовывать христианский дух: обязательно нужно молиться, обязательно нужно читать Священное Писание, обязательно нужно читать святых отцов. Обязательно. Эти книги человеческий ум просветляют, и человеческий ум приобретает способность как-то правильно оценивать ту информацию, которую он получает. Потому что есть информация, которая говорит прямо – это добро, а это зло. Но бывает, что зло преподносится в таком виде, что его не распознаешь толком. Какие-то благовидные предлоги, какие-то лозунги, какие-то воззвания, на вид духовные, а там зло прячется. Когда человек имеет ум, просветленный молитвой, Священным Писанием, святыми отцами, то он чувствует это умом – нет, это не подходит и откидывает. А это подходит, это принимает. Этот ум надо в себе образовывать.
Главным для миссионера является не информация, а молитва. Если растворять все молитвой, и информацию растворять молитвой, то, может, мы в информации будем иметь какой-то пробел, может такое быть, но если этот пробел будет за счет молитвы компенсироваться, то Бог умудрит, и вы ответите лучше, чем, если бы вы имели нужную информацию.
– Что делать, если у миссионера наступает период внутреннего охлаждения, пропадает духовная ревность о Боге?
– Это жертва. Это та жертва, которую миссионер должен приносить ради Бога — Богу ради Бога. Бывает, что человек призван к миссионерству, есть такое призвание, но очень редкое. Иногда приходится совершать миссионерство тем, которые не имеют прямого стопроцентного призвания, и приходится себя ломать как-то, настраивать, учить этому.
Если нет этого дара, то нам приходится учиться, что-то познавать какие-то законы, правила, подходы. Конечно, это опустошает, когда ты постоянно общаешься с людьми, это тебя опустошает, потому что ты выходишь из себя, нужно входить в положение людей. Даже прочувствовать человека надо, а чувства не всегда светлые у тех, которые приходят к нам. Поэтому это должно быть, но это нужно тоже приносить, как жертву, которую миссионер приносит Богу в своем служении. За послушание Бог хранит человека и дает возможность совершать то, что без послушания никогда бы не сделал или сломался бы на первом этапе.
– Молишься, ходишь на церковные службы, а внутри – пустота. Что делать?
– Еще терпение прибавляй к этому всему. Иногда бывает такое, что не может сразу всё прийти —раз, мгновенно. Оно не приходит, как гром с неба и не уходит, как дым от ветра. Постепенно где-то накапливается из-за каких-то личных своих немощей, накапливается это всё. Бывают периоды, когда немножко потерпеть себя надо, помолиться, почитать Священное Писание.