ЖИТИЕ СВЯТЫХ

Святой преподобный Иоанн Лествичник.

В богослужении четвертой Недели Великого поста Церковь предлагает высокий пример постнической жизни в лице подвижника VI века преподобного Иоанна Лествичника, с 17 до 80 лет подвизавшегося на Синайской горе и в своем творении «Лествица рая» изобразившего путь постепенного восхождения человека к духовному совершенству по лествице души, возводящей от земли к вечно пребывающей славе. Таких степеней в «Лествице» указано 30, по числу лет земной жизни Спасителя до Его вступления на общественное служение роду человеческому.
Картинки по запросу икона лествица иоанна лествичника

Житие

О происхождении Иоанна Лествичника почти не сохранилось сведений. Существует предание, что он родился около 570 года и был сыном святых Ксенофонта и Марии, память которых празднуется Церковью 26 января. В возрасте шестнадцати лет Иоанн пришел в Синайский монастырь. Наставником и руководителем преподобного стал авва Мартирий. Через четыре года Иоанн принял постриг. Один из присутствовавших при этом, авва Стратигий, предсказал, что он станет великим светильником Церкви Христовой. В течение 19-ти лет Иоанн подвизался в послушании своему духовному отцу. После смерти аввы Мартирия преподобный Иоанн избрал отшельническую жизнь, удалившись в пустынное место, называемое Фола, где провел 40 лет в безмолвии, посте, молитве и покаянных слезах. Не случайно в «Лествице» преподобный Иоанн так говорит о слезах покаяния: «Как огонь сожигает и уничтожает хворост, так чистая слеза омывает все нечистоты, наружные и внутренние».

У преподобного Иоанна был ученик, инок Моисей. Однажды наставник приказал своему ученику наносить в сад земли для грядок. Исполняя послушание, инок Моисей из-за сильного летнего зноя прилег отдохнуть под тенью большого утеса. Преподобный Иоанн Лествичник находился в это время в своей келлии и отдыхал после молитвенного труда. Внезапно ему явился муж почтенного вида и, разбудив святого подвижника, с упреком сказал: «Почему ты, Иоанн, спокойно отдыхаешь здесь, а Моисей находится в опасности?» Преподобный тотчас пробудился и стал молиться за своего ученика. Когда его ученик возвратился вечером, Иоанн спросил, не случилось ли с ним что-либо плохое. Инок ответил: «Нет, но я подвергся большой опасности. Меня едва не раздавил большой обломок камня, оторвавшийся от утеса, под которым я в полдень уснул. К счастью, мне представилось во сне, что ты зовешь меня, я вскочил и бросился бежать, а в это время с шумом упал огромный камень на то самое место, с которого я убежал…»

Одаренный высоким проницательным умом, умудренный глубоким духовным опытом, он с любовью поучал всех приходивших к нему. Однажды к нему пришли некоторые, по зависти упрекавшие его в многословии, которое они объясняли тщеславием. Преподобный Иоанн наложил на себя молчание, чтобы не подавать повода к осуждению, и безмолвствовал в течение года. Завистники осознали свое заблуждение и сами обратились к подвижнику с просьбой не лишать их духовной пользы собеседования.
Скрывая свои подвиги от людей, преподобный Иоанн иногда уединялся в пещере, но слава о его святости распространилась далеко за пределы места подвигов, и к нему непрестанно приходили посетители всех званий и состояний, жаждавшие услышать слово назидания и спасения. В возрасте 75-ти лет, после сорокалетнего подвижничества в уединении, преподобный был избран игуменом Синайской обители. Около четырех лет управлял Иоанн Лествичник святой обителью Синая.

Зная о мудрости и духовных дарованиях преподобного Иоанна, Раифский игумен от лица всех иноков своей обители просил написать для них «истинное руководство для последующих неуклонно, и как бы лествицу утверждену, которая желающих возводит до Небесных врат…» Преподобный, отличавшийся скромным о себе мнением, сначала смутился, но затем из послушания приступил к исполнению просьбы раифских иноков. Свое творение Иоанн так и назвал — «Лествица», объясняя название следующим образом: «Соорудил я лествицу восхождения… от земного во святая… во образ тридцати лет Господня совершеннолетия, знаменательно соорудил лествицу из 30 степеней, по которой, достигнув Господня возраста, окажемся праведными и безопасными от падения». Цель этого творения — научить, что достижение спасения требует от человека нелегкого самоотвержения и усиленных подвигов. «Лествица» предполагает, во-первых, очищение греховной нечистоты, искоренение пороков и страстей в ветхом человеке; во-вторых, восстановление в человеке образа Божия. Хотя книга была написана для иноков, любой христианин, живущий в миру, получает в ней надежного путеводителя для восхождения к Богу.
Примеры, находящиеся в «Лествице», служат образцом той святой ревности о своем спасении, которая необходима каждому человеку, желающему жить благочестиво, а письменное изложение мыслей преподобного Иоанна, составляющих плод многих и утонченных наблюдений его над своей душою и глубокого духовного опыта, является руководством и великим пособием на пути к истине и добру.
Степени «Лествицы» — это прехождение из силы в силу на пути стремления человека к совершенству, которое не вдруг, но только постепенно может быть достигаемо, ибо, по слову Спасителя, «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12).
После четырех лет управления обителью, преподобный вернулся к уединению и безмолвию и вскоре почил о Господе.



Паисий Святогорец, преподобный

Век: XX — XX

Почитается Церковью: как Святой

Дата Рождения: 1924

Дата Смерти: 1994

Страна: Греция

Паисий Святогорец (в миру Арсений Езнепидис) — один из самых почитаемых современных греческих старцев, афонский монах, известен своей подвижнической жизнью и наставлениями. Родился в Каппадокии, незадолго до обмена населением между Турцией и Грецией. По настоянию святого Арсения Каппадокийского, родители будущего старца дали ему имя Арсений. По профессии Паисий — плотник. Воевал во Второй Мировой войне (радистом). В 1950 году он пошел на гору Афон: стал послушником духовника Кирилла, будущего игумена монастыря Кутлумуш на Афоне. Затем Кирилл направил послушника в монастырь Эсфигмен, где Арсений, будучи послушником в течение 4 лет, принял в 1954 году рясофор с именем Аверкий и перешел в обитель Филофей, там стал учеником отца Симеона. В 1956 году отец Симеон постриг Аверкия в малую схиму с именем Паисий, в честь митрополита кесарийского Паисия II, который тоже был родом из Фарасы Каппадокийской. В 1958 году из Стомио Коницкой его просили прийти помочь остановить распространение протестантов, Старец, пошел и жил в обители Рождества Богородицы в Стомио, оттуда отправился в 1962 году на Синай. В 1964 году Паисий вернулся на Афон и поселился в Иверском скиту. В 1966 году он тяжело заболел и ему отняли большую часть легких. С мая 1978 года отец Паисий поселился в келье Панагуда монастыря Кутлумуш. Сюда к нему потянулись тысячи людей. В октябре 1993 года Старец поехал с Горы Афон в монастырь св. Иоанна Богослова в Суроти. 
Характерный эпизод из жизни Паисия Святогорца (передает Митрополит Лимассольский Афанасий в статье «Голод по Богу»): «Однажды старцу Паисию принесли кофеварку. У него не было ничего подобного, так как он не занимался приготовлением пищи. Была только банка из-под молока, которую он приспособил для кипячения воды, чтобы заваривать чай для гостей. Увидев, как он готовит чай, ему и принесли кофеварку. Старец Паисий сказал дарителю: "Зачем ты принес мне кофеварку, если мне даже некуда ее поставить? Значит, нужно, чтобы ты принес мне для нее полку, а также понадобятся и гвозди, чтобы прибить полку к стене. Затем понадобится средство для мытья этой посуды, да еще нужно будет узнать, какое… Так что оставь себе кофеварку, а я могу и дальше довольствоваться банкой, которая служит мне уже очень давно"». 

Вот «случайное» наставление Паисия Святогорца: 

— Скажите нам что-нибудь, геронда.

— Что я вам скажу? 

— А что Вам Ваше сердце подсказывает. 

— Мое сердце подсказывает мне вот что: «Возьми нож, изрежь меня на кусочки, раздай их людям и после этого умри».



Святая мученица Татиана – 25 января день памяти: житие, икона, молитва

ЕПИСКОП АЛЕКСАНДР (МИЛЕАНТ) | 24 ЯНВАРЯ 2006 Г.

Родилась святая Татьяна в Риме около 200-го года по Р.Х. Родители её были богатые и знатные граждане, которые в то же время были и тайные христиане.
Трудно тогда было быть христианином. Рим был полон языческих храмов, и общественная жизнь была тогда тесно связана с религией. Возвращались ли римские легионы после победы над врагами, — все должны были приносить жертвы богам. Вступал ли на престол новый император, — все шли в храмы и воскуряли фимиам перед “гением императора.” Начинался ли новый год, — всем следовало умилостивить богов жертвоприношениями. А сколько было других случаев в жизни, когда нужно было на виду у всех показать, что ты не безбожник, что ты чтишь богов, что ты исполняешь все обряды народной религии!
Казалось бы, велика ли важность бросить щепотку фимиама на жертвенник или поклясться гением императора, — но христиане и это считали изменой Христу, актом отречения от Него и потому под разными предлогами старались уклониться от участия в общенародных праздниках; им приходилось таиться и скрывать свою веру в истинного Бога. Когда же вспыхивало очередное гонение на христиан, когда их принуждали открыто, при всех, похулить Христа и принести жертвы идолам, тогда даже и тайные христиане объявляли о своей вере, терпели страдания и лишались жизни, как это и случилось с отцом святой Татьяны.
Татьяну с самых ранних лет родители стали приучать к благочестию. Они брали её с собою на тайные богослужения, совершаемые ночью в катакомбах. Пробираясь по узким коридорам катакомб, едва освещённым масляными лампами, она видела, что стены этих коридоров хранят в себе мощи мучеников, тела усопших в вере и преданности Христу. В дни их памяти она слышала гимны, прославлявшие их подвиги, и трепетным сердцем внимала рассказам об их святой жизни и страданиях. Ей самой захотелось быть такой же, как эти святые мученики, так же любить Христа и так же отдать за Него жизнь.
Часто, ещё будучи маленькой девочкой, св. Татьяна, проснувшись среди ночи, поднимала руки и приносила Богу свои детские молитвы:
— Я хочу быть святой, — шептала она. — Научи меня, Господи, не любить ничего и никого так крепко, как Тебя! Научи меня, Господи, делать только то, что Тебе угодно; сделай меня Твоей служительницей! Когда св. Татьяна выросла, эта её мечта исполнилась. За свою благочестивую жизнь, за свою преданность Богу и постоянную готовность что-то сделать для других она была посвящена в диаконисы. В её обязанности входило учить вере оглашенных женщин и девушек, готовить их к святому Крещению, прислуживать при совершении этого таинства, заботиться о бедных, о больных и сиротах.
В это время опять вспыхнуло в Риме гонение на христиан. Велено было, чтобы все граждане принесли жертвы богам, и хватали всех, кто отказывался исполнить это веление. Среди схваченных оказалась и св. Татьяна.
— Принеси жертву Аполлону! — сказали ей. Вместо этого св. Татьяна стала молиться Христу. И вдруг земля заколебалась, статуя Аполлона упала и разбилась на мелкие куски, стены храма задрожали, и послышались стоны.
— Это стенают духи зла и лжи, — сказали про себя христиане, — чувствуют они, что приходит конец их обманам. Между тем св. Татьяну повлекли на место пыток. Там её стали бить по лицу и терзать железными крючьями. Мужественно перенося страдания, святая дева молилась за своих мучителей и просила Господа открыть им душевные очи и научить истине. Молитва её была услышана: небесный свет озарил их, и они увидели четырёх ангелов, окружавших святую. Тогда они пали к ногам святой Татьяны и стали молить её:
— Прости нас, служительница истинного Бога! Прости нас, ибо не по нашей воле мы терзали тебя. Разозлённые судьи приказали тотчас же схватить этих раскаявшихся воинов и предать их смерти. Новообращённые мученики громко славили Христа и после короткого, но жестокого мучения все они, числом восемь, были усечены мечём и отошли к Господу, приняв крещение в собственной крови.
На другой день сам правитель Рима Ульпиан взялся судить св. Татьяну. Когда её привели из темницы, все были поражены тем, что на ней не было видно даже и следа от вчерашних мучений. Лицо её было спокойно и радостно. Ульпиан стал убеждать св. деву принести жертву богам, но она отказалась. Тогда он приказал обнажить её и острыми бритвами резать ей тело. Как знамение её чистоты, из ран вместе с кровью истекло молоко, и воздух наполнился благоуханием, подобным благоуханию св. мира, ибо Татьяна, подобно св. миру была исполнена Св. Духа.
Затем её растянули на земле и долгое время били жезлами так, что сами мучители быстро теряли силы и часто сменялись. Она же оставалась непоколебимой, так как ангелы Божии, как и прежде, невидимо стояли около неё, ободряли её и отводили от неё удары на тех, кто пытался причинить ей страдания. Наконец, девять из числа палачей пали мёртвыми, а остальные, еле живые, остались лежать на земле неподвижно.
Святая же, встав, обличила во лжи самого судью и его служителей, говоря, что боги их — бездушные идолы, она же служит единому истинному Богу, творящему чудеса.
Так как уже приближался вечер, то Святую отправили обратно в темницу. Там она провела ночь, молясь Господу и воспевая Ему хвалу. Небесный свет озарял её, и ангелы Божии славословили Господа вместе с ней. Утром её снова привели на суд и снова все были поражены её прекрасным видом. В этот день святая сокрушила своей молитвой храм богини Дианы и снова претерпела за это страшные мучения. На другое утро св. Татьяну привели в цирк и выпустили на неё атласского льва. Арена Колизея, как и арены многих других римских цирков, была уже обильно напоена мученической кровью. Постоянно совершались там кровавые зрелища: бестрепетных христианских мучеников отдавали на растерзание зверям. Но теперь на эту же арену была брошена дочь одного из знатнейших и уважаемых римлян. Это сильней обычного возбуждало всеобщее любопытство.
Однако, на удивление всем, выпущенный из клетки лев не растерзал Святую. Вместо этого, он ласкался к ней и покорно лизал ей ноги. Толпа, подумав, будто это был какой-то ручной или слабосильный лев, заволновалась и потребовала, чтобы его убрали с арены. Некоторые зрители, возглавляемые одним знатным сановником, кинулись исполнять пожелание толпы. Но лев, кинувшись на сановника, тут же растерзал его. После того святую Татьяну увели с арены и снова подвергли мучениям; наконец, её бросили в огонь. Но огонь не коснулся не только её святого тела, но даже и роскошных волос, которыми, как плащом, святая мученица прикрывала свою наготу во время мучений. Язычники пришли тогда к заключению, что чудеса эти совершаются только силой волос Татьяны. Её остригли и заключили в храм Зевса.
Когда на третий день в храм пришли жрецы, они увидели, что идол Зевса лежит разбитый на мелкие кусочки, а святая пребывает в радости, молясь Богу. Тогда Ульпиан произнёс смертный приговор, и св. Татьяна была обезглавлена. Вместе с ней был казнён и её отец, объявивший себя христианином. Видя страдания своей дочери, он не пожелал оставаться тайным христианином и решил пострадать вместе с ней. Произошло всё это в 225 году.
_____________________________

“ Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? ” ( Рим. 8:35). Эти слова св. апостола Павла буквально исполнились в жизни св. Татьяны: ничто не смогло поколебать её веры в Господа Иисуса Христа, Которому она отдала свою молодую жизнь.
Много веков Православная Церковь чтила всего лишь одну Татиану – Татиану Римскую, Но в ХХ веке все изменилось. Прокатившиеся по стране гонения за веру явили миру целый сонм святых мучениц Татиан, и первой из них стала самая высокородная – страстотерпица Великая княжна Татьяна Николаевна, дочь императора Николая Александровича и императрицы Александры Феодоровны.Татьянин день
  
Картинки по запросу икона страстотерпицы Татианы   Вторая по старшинству, она обладала наиболее сильной волей и твердостью характера. В своих воспоминаниях ее современники часто подчеркивают, что именно Татьяна Николаевна занимала главенствующее положение среди остальных царских детей. Знавшие ее люди отмечали в ней «исключительную склонность к установлению порядка в жизни и сильно развитое сознание долга». Вспоминая о ней, баронесса С.К. Буксгевден писала: «В ней была смесь искренности, прямолинейности и упорства, склонности к поэзии и абстрактным идеям. Она была ближе всех к матери и была любимицей у нее и у отца. Абсолютно лишенная самолюбия, она всегда была готова отказаться от своих планов, если появлялась возможность погулять с отцом, почитать матери, сделать все то, о чем ее просили».
Следуя примеру своей Небесной покровительницы, Великая княжна Татьяна отдавала большую часть своих сил и времени, помогая нуждающимся. Так она выступила инициатором создания в России «Комитета Ее Императорского Высочества Великой княжны Татианы Николаевны для оказания временной помощи пострадавшим от военных бедствий», который ставил перед собой цель оказания помощи лицам, впавшим в нужду вследствие военных обстоятельств.
Во время Первой мировой войны, сдав сестринские экзамены, старшие княжны работали в царскосельском госпитале. В качестве хирургический сестры милосердия Великая княжна Татьяна Николаевна принимала участие в сложных операциях и, когда требовалось, ежедневно, даже в свои именины, ездила в лазарет.
Великая княжна Татьяна Николаевна вместе со всеми своими сестрами и братом была жестоко убита только потому, что родилась в царской семье и до конца оставалась верной своей вере, своим родным и своему Отечеству.

* * *
На сегодняшний день в святцах Русской Православной Церкви числится, вместе с Великой княжной Татианой Николаевной, еще девять имен подвижниц, засвидетельствовавших свою верность Христу во время массовых гонений на Церковь в 1930-х годах. Список Новомучеников и Исповедников Российских растет из года в год, и, может быть, скоро мы станем свидетелями прославления и других Татиан.
Согласно официальному календарю Русской Православной Церкви, мы чтим память преподобномученицы Татьяны 8/21 октября, исповедницы Татьяны (Бякиревой) 10/23 декабря; преподобномученицы Татьяны (Грибковой) 1/14 сентября; мученицы Татьяны (Гримблит) 10/23 сентября, мученицы Татьяны (Егоровой) 10/23 декабря; мученицы (Татьяны Кушнир) в Соборе новомучеников; преподобномученицы (Татьяны Фомичёвой) 20 ноября/3 декабря и преподобномученицы Татьяны (Чекмазовой) 28 сентября / 11 октября.
Об одних мы знаем достаточно много, о других до нас дошли лишь самые общие сведения. Но есть нечто общее, что объединяет всех этих великих женщин, стоящих, как мы верим, у Престола Божия возле своей Небесной покровительницы – святой Татианы Римской, и повторивших ее подвиг спустя столетия здесь, на русской земле.
   Татиана (Грибкова), 1879-1937), чья память празднуется в соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Бутовских новомучеников, родилась в семье извозчика в деревне Щукино, ныне ставшей одним из московских районов. В 1896 году девушка поступила в Казанский Головинский женский монастырь, где прожила почти тридцать лет, пока обитель не закрыли большевики. Послушница Татиана вернулась домой и поселилась у сестры. В 1937 году молодой коммунист Кузнецов, снимавший в доме Грибковых комнату, донес на Татьяну властям, обвинив ее в том, что она не только «занимается кустарным ремеслом – стегает одеяла», но и принимает много народу, в том числе «монашескую публику», «имеет хорошие знакомства с высшим духовенством», и, уж совсем фантастическое обвинение, «у ней сохранились золотые запасы, так как в первые годы революции она проводила сборы золота на помощь царю Николаю». Несмотря на показания лжесвидетеля, послушницу арестовали не сразу, а чуть позже. Татиана отрицательно отвечала на все обвинения на допросах и не признала себя виновной в контрреволюционной деятельности. Однако тройка НКВД по Московской области приговорила её к расстрелу именно за «антисоветскую агитацию». Послушницу Татиану расстреляли на полигоне Бутово под Москвой и погребли в безвестной общей могиле 14 сентября 1937 года.
Из жития этой святой мы можем вынести лишь косвенные сведения о ее характере и прожитой ей жизни. Она много лет провела в монастыре, и горячо переживала за все, что происходило с духовенством и мирянами в годы гонений. Покинув разоренную обитель, она старалась сохранить уклад монашеской жизни в миру и, чтобы не стеснять родных, продолжала работать на дому. Пострадав на земле от жестокосердия ближних, послушница Татиана стяжала мученический венец из рук Спасителя.
 О мученице Татиане (Гримблит) нам известно гораздо больше.
Она родилась 14 декабря 1903 года в городе Томске в семье служащего, получила христианское воспитание в семье, а образование – в Томской гимназии. После кончины отца, сама едва окончив школу, она поступила работать воспитательницей в детскую колонию «Ключи».

Уже в этот момент будущая мученица проявила себя как подлинная Татиана, с самого начала жизни полагающая свой жизненный путь как подвиг помощи другим. Она осознанно выбрала самоотречение, посвятив себя исполнению заповедей Господних.
В тяжелые годы гражданской войны и репрессий она постановила себе за правило почти все зарабатываемые средства, а также то, что ей удавалось собрать в храмах города Томска, менять на продукты и вещи и передавать их тем заключенным Томской тюрьмы, о которых больше никто не заботился. Татиана узнавала у администрации, кто из заключенных не получает продуктовых передач, и тем передавала. Так она познакомилась со многими выдающимися архиереями и священниками Русской Православной Церкви, томившимися в тюрьмах Сибири.
За помощь узникам Татьяна сама неоднократно попадала в тюрьму по обвинению
 в контрреволюционной деятельности. Ее быстро отпускали из заключения, но такая подвижническая деятельность все
больше и больше раздражала карателей и они стали собирать сведения для ее окончательного ареста.
После очередного освобождения Татьяна Николаевна приехала в Москву и поселилась неподалеку от храма святителя Николая в Пыжах, где стала петь на клиросе. 
Когда Татьяна Николаевна вновь попала в ссылку, она прямо в лагере изучила медицину и стала работать фельдшером. После скорого освобождения она поселилась во Владимирской области, работала в больнице, продолжала помогать заключенным и вести с ними активную переписку. Эти письма иногда были единственным утешением ее корреспондентов, которые не знали, как и благодарить Татиану Николаевну за поддержку.оставшимся в ссылках и находящимся в тюрьмах заключенным, многих из которых она теперь знала лично. «В подвиге милосердия и помощи, безотказности и широте этой помощи ей не было равных. В ее сердце, вместившем Христа, никому уже не было тесно», – пишет о ней игумен Дамаскин (Орловский).
В сентябре 1937 года сотрудники НКВД оборвали эту переписку на полуслове – Татиана Николаевна ушла в тюрьму, не успев дописать еще одно письмо.
Исповеданием мученицы Татианы и главными словами, в которых сосредоточилась вся ее жизни стал ее ответ на допросе: «Никакой антисоветской агитации я нигде никогда не вела. На фразы, когда, жалея меня, мне говорили: «Вы бы получше оделись и поели, чем посылать деньги кому-то», я отвечала: «Вы можете тратить деньги на красивую одежду и на сладкий кусок, а я предпочитаю поскромнее одеться, попроще поесть, а оставшиеся деньги послать нуждающимся в них».
Татьяна Николаевна Гримблит была расстреляна 23 сентября 1937 года и погребена в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.
  Татиана Прокопьевна Егорова, мученица Татиана Касимовская, родилась 15 января 1879 года в селе Гиблицы Касимовского уезда Рязанской губернии в небогатой крестьянской семье. Татиана Прокопьевна не обучалась грамоте, до революции занималась с родителями и мужем торговлей мануфактурой. В 1932 году хозяйство Егоровых конфисковали, а их самих исключили из колхоза. Мужу с двумя сыновьями пришлось уехать на заработки в Москву. Больше домой они не появлялись.
Татьяну Прокопьевну арестовали как «активную церковницу» в ноябре 1937 года.
Как и во всех предыдущих случаях, следствие тщетно пыталось убедить Татьяну Прокопьевну в том, что она является активной контрреволюционеркой, не приводя никаких доказательств. 58-летняя крестьянка отвергла все обвинения, отказалась от подписи под протоколом, и произнесла удивительные слова: «Иисус терпел и я тоже стану терпеть и переносить, на все готова».
«Тройка» УНКВД по Рязанской области приговорила Татьяну Прокопьевну Егорову к расстрелу.Мученица Татиана (Татьяна Игнатьевна Кушнир) родилась в 1889 году в Черниговской губернии в крестьянской семье. Она была арестована и приговорена к двум годам заключения и отправлена в Караганду, в 1942 году в числе большой группы верующих женщин расстреляли по приговору Карагандинского областного суда.                                                                                                                                                                                                                  Послушница Татиана (Фомичева) родилась в 1897 году в крестьянской семье в селе Надовражное неподалеку подмосковного города Истры. В достаточно раннем возрасте в 1916 году она поступила послушницей в монастырь. Когда после революции Борисоглебский монастырь, где она была на послушании, закрыли, она вернулась к родителям.
В 1931 году власти начали преследовать монахов и монахинь закрытых монастырей, поскольку, даже живя в миру, они старались придерживаться монастырского устава. Так ОГПУ создало «дело» против монахинь Крестовоздвиженского монастыря в Подольском районе. Несколько сестер не оставили монастырь, в корпусах которого разместился дом отдыха, частью устроившись работать в этом доме отдыха, частью поселившись в соседних деревнях и рукодельничая. Молиться все ходили в Ильинский храм в селе Лемешево. Хор при храме также состоял из инокинь и послушниц закрытых монастырей. Среди других в хоре пела и послушница Татиана Фомичева.В мае 1931 года власти арестовали семнадцать монахинь и послушниц, поселившихся вблизи закрытого Крестовоздвиженского монастыря. В тюрьме оказалась и послушница Татиана. Период с 1931 по 1934 год она провела в исправительно-трудовом лагере. Освободившись, Татиана поселилась в деревне Шелудьково Волоколамского района, где помогала в Троицком храме протоиерею Владимиру, была с ним арестована в 1937 году, категорически отказалась подтвердить обвинения следователей, не желая никого оговаривать. Отец Владимир был расстрелян, послушница Татиана приговорена к десяти годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Там и закончилась ее земная жизнь.Удивительно, с каким мужеством эти скромные немолодые крестьянки, послушницы, всю свою жизнь отдавшие помощи ближним, трудившиеся в тяжелых условиях голода и разрухи, встречали бросаемую им в лицо ложь, клевету, угрозы. Они шли на смерть, твердо веря в то, что идут навстречу Христу. Дай Бог нам, в наше мирное и спокойное время, и иметь хотя бы каплю такой искренней и твердой веры.
Святые Татианы, молите Бога о нас!